КАЗАК-ТВ

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Новое

Материал подготовлен на основании уставов, наставлений, и показывает особенность казачьего стиля верховой езды, который по своей уникальности ничуть не отличается от стилей езды других народов, например ковбойского стиля "вестерн" или берберской езды. Пройдя через глубину веков, казаки сохранили особый тип конского снаряжения, который есть только у казаков, и особый стиль верховой езды, во многом недоступный представителям других народов в силу различия в антропологии и антропометрии. В наше время горько и забавно видеть реестровых казаков нелепо подпрыгивающих в спортивных седлах. Важно не только сохранять но пропагандировать казачий стиль верховой езды, собирая его поклонников не только у нас в стране но и за рубежом. Итак перейдем к основному материалу.

В то время как регулярная кавалерия переживала ряд переформирований и изменений в своем воспитании и обучении, казаки жили, обучались и действовали в бою и вообще на войне по старине, так, как обучали их отцы и деды, на рассказах и примерах которых вырастали молодые казаки, преемственно приобретая и хорошие и дурные черты, приемы и привычки в езде. 

Для поднятия уровня обучения большую часть казачьих полков включили в кавалерийские дивизии, и обучение казаков с 1878 г. подчинили обязательному для них строевому уставу казачьей службы. Обучение казаков согласно этому уставу велось применительно к общей службе в кавалерии и к присущим казакам особенностям по их способу езды. 
Само устройство кaзaчьих сёдел вызывает необходимость некоторых особенностей в посадке; в самой середине подушки казачьего седла проходит чересседельный трок; это место и является самой низкой частью сидения, тогда как в кавалерийском седле самая низкая часть находится ближе к задней луке.

Большое влияние на казачью посадку имеет то, как набита седельная подушка, ибо от этого зависит положение колен и самого седалища; необходимо, чтобы колено было подано несколько назад, дабы на рыси иметь возможность немного больше, чем на шагу и на месте, передать груз свой на стремена. Если чрезмерно набита передняя часть подушки, то всадник садится на заднюю луку, и колено его уйдет вперед; при излишне набитой задней части подушки всадник будет сидеть на разрезе, корпус его будет валиться вперед, и такая посадка не будет крепкой; и то и другое положение вызывает напряженность посадки, a между тем только полное отсутствие напряжённости и может дать казаку желательную гибкость и свободу посадки, при коих он своевременным уклонением корпуса при неожиданных и порывистых движениях лошади сохраняет прочность в седле.

Посадка казака на месте и на шагу несколько отличаются от таковой же на рыси. На месте и на шагу казак должен иметь лишь слабый упор на стремена, сидением своим должен более прилегать к задней луке и сидеть на ягодицах, a не стоять на стременах. На рыси же для смягчения ударов седалищем по седлу всадник сильнее упирается на стремена, причем, дабы ноги его не ушли вперед и корпус не отваливался назад, всадник немного подается вперед грудью, сгибает ноги в коленах и при этом седалищем немного удаляется от задней луки; вследствие этого удары седалищем по седлу еще более смягчаются.

На обыкновенном намёте (галопе), когда лошадь идет плавными прыжками, надобности приподыматься на стременах не встречается, а, напротив, всадник на этом аллюре глубже садится в седло. Вследствие более приподнятого над спиной лошади положения и левая рука всадника будет высоко, a потому и напряжение поводьев таково, что удила действуют неизбежно на углы рта и почти только на них.

Особое устройство казачьего седла и посадки влекут и особенности в управлении лошадью, a также и то, что для управления конем казаки ничего, кроме уздечки, не признают.

Вследствие приподнятого положения всадника значение уклона корпуса увеличивается, а значение и сила шенкелей уменьшаются; кроме того:

• низко поставленные путлища ограничивают свободу движения шенкелей,

• они же делают то, что шенкеля постоянно лежат на боках лошадей, уменьшая этим их чувствительность.

Вследствие этого y казаков главным средствами управления лошадью являются уклоны корпуса и уздечки; шенкеля же в незначительной степени. Шенкель y казаков отчасти заменяется нагайкой, которая служит средством понуждения и наказания.

Уздечка, будучи проста по устройству и менее повелительна, чем другие приборы управления, вкладываемые в рот лошади, требует и большего искусства, ибо уздечке лошадь легче сопротивляется. 

Главное искусство управления казака лошадью в том и заключается, чтобы, действуя поводом, заставить лошадь себе повиноваться, не причиняя ей боли давлением удил на челюсть, ибо это вызвало бы раздражение и сопротивление.

Сергей Сазонов

Комментарии

Авторское право © 2015. Все Права Защищены.