КАЗАК-ТВ

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Начну с того, что православие казаки приняли на три века раньше, чем святой равноапостольный князь Владимир отправил вниз по течению Днепра языческих идолов и крестил Киев. Среди донских казаков и поныне ходит легенда, согласно которой апостол Андрей Первозванный посетил вовсе не киевские горы, а горы аксайские. Там ныне располагается город Аксай, бывшая станица Аксайская, только по случайности не ставшая столицей области войска Донского. Если хорошенько поискать, то можно найти деревянный крест, собственноручно изготовленный и установленный Андреем Первозванным на одном из аксайских холмов. Правда, это будет трудно сделать. Большевики, будучи у власти, закопали крест в землю, площадку закатали в асфальт. Ныне он покоится под спудом во дворе одной из аксайских школ, в какой именно — пока не известно. 

Разбойные «походы за зипунами», о которых с упоением писали европейские историки, не совсем доброжелательно относившиеся к казакам, — это вовсе не пиратские набеги на приморские города. На самом деле, нападая на поселения и крепости турок и крымчаков, казаки пытались нанести как можно больший урон «бусурманской» Османской Турции, захватившей колыбель православия — Царьград (Константинополь, переименованный затем в Стамбул). Этому есть исторические свидетельства. Например, письмо запорожцев турецкому султану или письмо донских казаков, засевших в Азовской крепости, османскому повелителю. В этом документе прямым текстом сказано: «А все то мы применяемся къ Ерусалиму и Царюграду. Лучитца нам так взять у вас Царьград. То царство было христианское... Вы ж нас зовете словом царя турского, чтоб нам служить ему, царю турскому, а сулите нам от него честь великую и богатство многое... Как можем служить царю неверному! Оставя пресветлой свет здешной и будущей, во тму итти не хочетца!.. <...> Побываем у него, царя, за морем, под ево Царемъградом, посмотрим ево Царяграда строения, кровей своих; там с ним, царем турским, переговорим речь всякую, лишь бы ему наша казачья речь полюбилась!.. <...> Как предки ваши, бусурманы, учинили над Царемградом — взяли ево взятьем! Убили в нем государя, царя храброго Костянтина благовернаго. Побили христиан в нем многие тысящи-тмы. Обагрили кровию нашею христианскою пороги церковныя, до конца искоренили всю веру христианскую. Так бы нам над вами учинить нынече с обрасца вашего! Взять бы его, Царьград, взятьем из рук ваших... <...> Тогда бы то у нас с вами мир был в том месте». 

Отдельно хочу упомянуть о казаках-старообрядцах, особенно уральцах, сохранивших старые дониконовские обряды русской православной веры. В Первую мировую войну кашевары на фронте выкрикивали: «А ну, истинно-православные, подходи, получай кашу!». Каждый казак-старообрядец подставлял свой личный котелок, а потом уж все остальные хлебали из общего котла. Казаки-некрасовцы, дабы сохранить православную веру, вообще ушли от преследующих их царских войск в «бусурманскую» Турцию, триста лет они жили в окружении иноверцев. В 1971 году синод Русской православной церкви снял со старообрядцев все клятвы и анафемы, признал старые обряды равночестными.

В 2009 году, во время своего пастырского визита в столицу донского и мирового казачества город Новочеркасск, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл взял казаков под свое особое патриаршее водительство. По словам Его Святейшества, на донской земле всегда «превыше всего ценились долг и честь, мужество и отвага, любовь к отечеству и готовность отдать жизнь свою “за други своя” по слову Божиему». Патриарх выразил надежду, что и впредь казачество останется верным своим традициям. А в мае 2014-го его специальным указом Новочеркасскому войсковому кафедральному Вознесенскому собору был присвоен статус патриаршего. Надо сказать, что храмов, имеющих подобный статус, в России только два. Второй находится в Кремле — это Успенский собор.

Все казачьи войска получили от Патриарха освященные знамена. Отдельно они были изготовлены для казачьих кадетских корпусов. Знамя получили учебные заведения, ставшие лучшими по всем показателям в текущем году. Абсолютно все казачьи подразделения, от войска до самого маленького хутора, в обязательном порядке имеют своего духовника. Ни одно решение Круга любого уровня не может быть принято без одобрения священника. И если он встал во время проведения Круга, то все споры прекращаются, казаки встают и стоя выслушивают увещевания батюшки. 

Любое дело казака предваряется молитвой. Он уверен, что все, что ему дадено, дадено Богом. Во временное пользование. И как он распорядится этим, такое воздаяние и получит. Жадность и стяжательство не свойственны казаку, ибо он каждый день помнит, что все мы смертны. А в могилу с собой много не заберешь. В казачьих кадетских корпусах день начинается и заканчивается молитвой. Краткую молитву учащиеся читают перед началом каждого урока, с младых ногтей приобщаясь к православной вере.

Отдельно я хочу рассказать об отношении казаков к своей вере и ее символам. Речь пойдет о Баклановском знаке. Некоторое время назад он стал популярен среди казаков, особенно молодых, не обремененных знанием истории. Да и не только среди них — в целом черный равносторонний крест с черепом и костями стал модным украшением. Его с гордостью стали носить на груди кто ни попадя, даже на фуражки и папахи цепляли в виде кокарды. Не ведают люди, что известное во всем цивилизованном мире изображение для настоящих казаков вовсе не знак принадлежности к пиратской вольнице. И тем более не знак смерти, а символ жизни.

В свое время жил герой кавказских походов генерал Яков Бакланов. Наводивший ужас на противников России славный сын тихого Дона, сызмальства чтивший Закон Божий, знавший, что такое символ веры, однажды, будучи на Кавказе еще в чине полковника, получил с оказией посылку без обратного адреса. Вскрыв сверток, он обнаружил в нем большой шелковый черный плат. Посередине полотнища было вышито серебряной нитью изображение «Адамовой головы». Вкруг нее шла надпись: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». С детства знал казак Бакланов эти слова, последние заключительные слова символа веры. В них, по воззрениям казаков, сосредоточено все понимание православия. Жизнь нынешняя, сегодняшняя — всего лишь миг, приготовление к жизни вечной. Но от того, как ты проживешь этот миг, даже этот день, зависит то, что будет с тобой потом. 

Бакланов приказал закрепить плат на древке, превратив его в личное знамя. Впоследствии оно стало полковым значком 17-го Донского казачьего полка, чьим вечным шефом стал Бакланов. Кто прислал ему знамя, так и осталось неизвестным, но считается, что реликвия изготовлена руками монахинь Старочеркасского девичьего монастыря. Почему Бакланов выбрал именно это изображение в качестве знамени своего полка? Потому что оно четко и емко отображало отношение казаков к жизни и смерти.

В православной традиции «Адамова голова» всегда изображается под распятием. Принято считать, что крест, на котором был распят Спаситель мира, был установлен на горе Голгофе именно в том месте, где похоронили прародителя человечества Адама. Умерев в мучениях на кресте и воскреснув, Спаситель показал, что со временем воскреснут все: от Адама и до последнего, ничтожнейшего из людей. И все будут жить вечно. А вот как будут жить — гореть в геенне огненной или испытывать райское блаженство — зависит от того, как человек проживет жизнь земную.

«Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых», «для Бога все живы». Для казаков это не просто слова. Это реальность. Реальность, в которой они жили и живут. Отсюда и известное казачье презрение к смерти, принимаемое непосвященными за фатализм. А то, что сегодня приходится потерпеть, даже помучиться, так это нормально. Жизнь земная на то и дана, чтобы проверить человека, на что он способен и на что годен.

Николай Дьяконов, есаул Всевеликого Войска Донского

Комментарии

Авторское право © 2015. Все Права Защищены.