КАЗАК-ТВ

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Новое

Только что прошедший в Краснодаре Совете при Президенте России по делам казачества стал по-своему сенсационным: на нём был принят ряд решений, способных перевернуть жизнь казаков на местах. А главное - отделить реальные силы от так называемых «ряженых».

Принимавший участие в заседании Совета атаман Первого отдела Оренбургского войскового казачьего общества, советник губернатора области по делам казачества Сергей Слепов оценил эти решения, как переход всего российского казачества на новую ступень своего развития.

Нам пока трудно осознать, какие перемены вскоре ожидают нас всех, - признался он. – Но каждому казаку придётся вспомнить о том, что такое служба и дисциплина.

Сергей Николаевич, если вспомнить, наше Оренбургское казачье войско сто лет назад для всех окружающих было примером железной дисциплины и чёткой вертикали власти. Казаки считались военным сословием, готовым положить жизнь за веру, царя и Отечество. А вот при возрождении казачества в начале 1990-х оренбуржцы, имеющие казачьи корни, разделились на «красных» и «белых». Затем – на признанных властью и самостийных. Доходило и до того, что в одной деревне регистрировалась пара казачьих обществ по пять человек во главе с атаманом в каждом. Получается, сейчас мы вновь возвращаемся к вертикали власти?

Получается, что так.

Расскажите поподробнее о заседании Совета при Президенте. На это раз в Краснодар съехались представители 11-ти казачьих войск… Или обществ?

Правильно говорить, - реестровых казачьих обществ. Но ведь каждое из них зарегистрировано, как Казачье войско. Так что это был форум войсковых казачьих обществ, внесённых в государственный реестр Российской Федерации.

От всего Оренбургского войскового казачьего общества присутствовало 10 человек, которые представляли пять российских регионов. Однако в делегацию нашей области входило четверо атаманов, плюс губернатор. Это при том, что центр войска сейчас находится в Екатеринбурге, а права казаков отстаивает наш оренбургский губернатор?

Вообще-то Юрий Александрович Берг, помимо того что является губернатором области, руководит рабочей группы по делам казачества, а, кроме того, входит в Президентский совет по делам казачества. Этими вопросами он занимается плотно. А управляется войско из Екатеринбурга, потому что им с 2010 года руководит представитель этого региона, казачий генерал Владимир Иванович Романов. Но от Оренбургской области на Совете, кроме меня, был Оренбургский юртовой (районный) атаман, подъесаул Мирошниченко. От восточного юрта - подъесаул Клюшин из Новоорска. И хуторской атаман Соль-Илецкого казачьего общества Ткачёв.

То есть представителей не реестровых обществ там не было?

Их не могло быть. Совет при Президенте – официальная государственная организация казачьих обществ, входящих в госреестр.

То есть давайте поясним для читателей, которые не слишком разбираются в современных реалиях казачьей жизни. Сейчас разделение казаков проходит по принципу: реестровых и всех остальных. Наши местные атаманы, раздающие друг другу звания и награды, уверяющие, что входят в какой-нибудь Вселенский Союз Истинных Казаков, отказываются войти в госреестр и подчиняться верховному главнокомандующему. Не реестровые казачьи общества можно обнаружить во всех частях Оренбуржья. Их члены носят форму, но ответственность за неё не несут. А статус такой организации остаётся на уровне общества филателистов.

Давайте, не будем навешивать ярлыки. Казаки, в первую очередь, должны уважать друг друга. У каждого есть своё мнение и представление о казачестве. Кому-то необходимо проходить реальную службу в рядах реестровых организаций. Кому-то достаточно быть общественником. Но все мы - казаки.

Хорошо. А какие наиболее серьёзные решения были приняты на этом заседании?

Во-первых, было заявлено, что все 11 реестровых войсковых казачьих обществ России будут объединены во Всероссийское под единым управлением.

Казаки таким образом получат не только новые возможности по службе, но и дополнительные обязанности. Перед ними откроются серьёзные перспективы для самореализации. Однако, как сказал председатель Совета Александр Беглов, надо подумать и о тех, кто официально в реестр не включён. Им надо вливаться в наши ряды.

Вливаются?

Конечно. На ближайший круг ко вступлению в наш Первый отдел готовятся 7 казачьих обществ. И это только начало. Люди видят, какие перспективы откроются скоро для настоящей казачьей службы. К примеру, на том же Совете выступавший с основным докладом руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов дал нам понять, что вот-вот будет принят новый закон о казачестве, в котором уже предусмотрено и действующее Всероссийское казачье общество, и основы казачьей службы. В том же законе будет прописана и деятельность не реестровых казачьих обществ. Они не будут брать на себя обязательства государственной службы. И, соответственно, в этом случае лишатся права ношения знаков отличия.

То есть те казаки, что не войдут в единое войско, останутся без погон и формы?

Право ношения погон и воинских знаков отличия сохранят лишь те, кто состоит на государственной службе в рамках будущего закона. И это, согласитесь, вполне логично.

Однако никто не отнимает у общественных организаций право на ношение традиционной казачьей одежды (без погон). Кстати, о форме. Она уже утверждена как для казаков, так и для воспитанников казачьих кадетских корпусов и детских организаций, создаваемых реестровыми казачьими обществами. То есть у наших кадетов будет единый герб, а форма будет соответствовать принадлежности к какому-то определённому войску.

То есть и общественники тоже могут заказать себе такую форму? Не опасаетесь путаницы?

Давайте дождёмся закона. В нём будет определён статус обществ, единые стандарты. Закон приведёт к единой форме деятельности все казачьи организации.

В новом законе, вероятно, будет прописана и финансовая составляющая. А кто сейчас финансирует казаков? Федеральный бюджет или региональные?

У нас есть утверждённая президентом концепция развития казачьих обществ до 2020 года. По этой концепции принимаются планы развития. В соответствии с этими планами принимаются программы. Их каждый регион, муниципалитет разрабатывает у себя, исходя из собственных возможностей. Не секрет, что денег у регионов, муниципалитетов зачастую не хватает. Поэтому мы надеемся на создание единого федерального органа, который сможет регулировать эту деятельность на самом высоком уровне. И, конечно, подразумевается выравнивание возможностей разных субъектов, разных регионов, чтобы не было таких резких разрывов между казаками. Простой пример.

На Кубани сейчас на казачество ежегодно тратят 1,1 миллиарда рублей. Там работают 7 казачьих кадетских корпусов, 26 казачьих школ. Более 1600 казаков ежедневно заступают на охрану общественного порядка с зарплатой 20-25 тысяч рублей. И всё это - из краевого бюджета.

А в Оренбурге?

У нас сейчас на охрану общественного порядка заступают 10 казаков - именно такова численность дружины. Не полторы тысячи и даже не сто. Но мы только начинаем работать в этом направлении. И 2017 год показал на практике эффект от таких общественных патрулей. Главой Оренбурга Евгением Араповым принято решение об увеличении количества казаков-дружинников. Теперь улицу Советскую и прилегающие к ней улицы будут патрулировать 20 человек, плюс 10 - в резерве. Я считаю, что сравнивать разные регионы некорректно. Потому что бюджетные затраты на поддержку казачества несопоставимы. Вот, к примеру, на весь Южный федеральный округ, где расположено и Всевеликое войско донское, и Кубанское войско, и Терское, выделяется 2,5 миллиарда рублей.

Причём кубанцы получают почти половину суммы для всего казачьего юга России.

Но ведь можно сравнить, скажем, работу разных отделов нашего войска. Тех, которые расположены в разных областях.

Тоже сложно, потому что у каждого региона свой критерий в работе. К примеру, в Екатеринбурге и Челябинске по два казачьих корпуса. Есть один в Кургане. У нас свой корпус пока не открыт. Зато создана целая система казачьих кадетских классов в разных городах и районах области. Порядка трёх тысяч кадетов сейчас учатся в 50-ти казачьих кадетских классах. И это не считая детских военно-патриотических клубов, художественных коллективов, спортивных секций, кружков самодеятельности. В общем и целом у нас занимаются около пяти тысяч казачат! Ни в каком другом регионе ОВКО такой системы нет. А корпус... Вот запустим свой, и никто за нами не угонится.

А готовы ли районы к столь серьёзным переменам? Есть ли вся необходимая документация для работы с казачьими обществами на уровне района где-нибудь в Ясном или в Бугуруслане?

Да. На сегодня у нас сформирована вся законодательная база для организации службы казаков на уровне муниципалитетов. Сейчас уже у власти на местах есть все возможности для заключения договоров с казачьими обществами, входящими в общий государственный реестр. А также - определять виды их службы на своей территории. Все типовые программы для этого нами утверждены. Можно работать!

Оренбуржцев, причём не только казаков, интересует, когда наш город вернёт себе, наконец, исторический статус столицы Оренбургского казачьего войска?

- А он и не терял его никогда. Просто сейчас избранный войсковой атаман живёт и работает в Екатеринбурге. Поэтому фактически там располагается его штаб. Если на очередном войсковом круге атаманом ОВКО будет избран оренбуржец, тогда и штаб вернётся в Оренбург.

Источник

 

 

Комментарии

Авторское право © 2015. Все Права Защищены.