КАЗАК-ТВ

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Новое

Всегда считал, что маховик денацификации начнет раскручиваться в обратку. Откуда эта уверенность... Восприятие народа, как у вас, как у всех, когда вы знаете, допустим, белорусов, или казахов: были там, или кто-то из родственников там живет, и вы имеете представление о них, или сами происходите оттуда. Скорее всего, ваше представление о них близко к истине, потому что сенсорные сферы надежнее логических.

Произошедшее в Германии в XX веке в самых жутких проявлениях закономерно, настолько, что альтернативы после депрессии 1929 года быть не могло. То, что произошло в Германии, это не политика, не экономика, хотя политика и экономика — триггеры, они активируют квант энергии, настолько незаметный в человеке, что он может рыдать от органной музыки, над котиком, или даже над поверженным врагом, что не мешает ему фотографироваться на фоне виселицы. Известно, что они сентиментальны. Они и сами это говорят.

Но газовые камеры в них, это один промилле, это как в галлон воды добавить каплю, а потом из него добавить в другой галлон, и в третий (галлоны — поколения): незаметно, но это будет уже не вода, пить это нельзя, и перегонка не поможет.

Важен не процент, а наличие, а так же то, что это свойство не части популяции, а ее подавляющего большинства, и нацхарактер с этой точки зрения представляет собой гомогенную неразделимую смесь индивидуальных характеров.

Вирус сознания затаился, он не осознается ни индивидом, ни обществом, но при благоприятствующих условиях реплицируется и захватит организм. Как именно работают системы его консервации и активации, наука вряд ли знает. Вангую, ответ будет получен при изучении адаптационных механизмов, отличных по качеству и силе у разных наций.

Американцы осознали, что это в них, и по закону разбавления незаметно, не диагностируется, но не исчезло. Американцы думали, что делать с этим, и, видимо, сочли, что надо дать мигрантам перетрахать немок, чтоб вытравить культурный код посредством жесткой ломки. Для народа нет ничего более унизительного, чем невозможность защитить своих баб, когда они подвергаются насилию.

Дело не в количестве сексуальных преступлений, а в их публичности, безнаказанности и этнической направленности. Немки не могут чувствовать себя в безопасности нигде, начиная с крупных городов центральных площадей. Немки не принадлежат больше немцам. Это серьезная заявка на геноцид, совсем не то же, что изнасилования уголовных или психопатологических причин. Вытеснение одной нации другой, инструмент политики, стихийный или модерируемый.

Газеты не читать и не смотреть ТВ, но невозможно быть безразличным насилию над женщинами. Здесь не может быть нейтралитета. Кто в стороне, тот деградант, лишенный чувства стаи, земли и собственности. Если нация проглотит и не даст ответки на безобразный сабж, она на пути к перерождению, с точки зрения нацкультуры — к вымиранию. Результат, отдаленный и поэтому неочевидный — уменьшение рождаемости, эмиграция, депрессия и смертность — в итоге физическое исчезновение.

Похоже, германцы начали что-то такое понимать. Опасность в том, что вирус в их коллективной голове никуда не делся. Пролистали семейные альбомы, и на этот раз смотрели их с особенным вниманием? Не лгите. Знаю, что смотрели.

Горящие машины на улицах Гамбурга — протест другой природы, не той, что возбуждала анархистов в 70-ые. В нем есть политика со стороны лидеров ультрас, но его причина в угрозе высшего порядка — цивилизационной. Фашизм будет преподнесен им в новом качестве — как единственное средство спастись от растворения в орде. На этом фоне политика по важности — вопрос вторичный.

Фашизм будет назван по-другому, но почва для него в Германии благодатная, несмотря на все усилия Америки по дефекации продуктов национал-социализма. Гаджет Эсмарха и хорошая проблевка не спасают от тлеющего воспаления синапсов мозга. Вопрос только в моменте перехода хронической фазы в острую.

Все, что ни делали американцы, приводило к противоположным целям: боролись с терроризмом, получили терроризм. Объяснить намерения американцев идиотизмом нельзя, а скорее тем, что это и есть истинные цели. Отсюда смысл зловещего квеста: американцы хотят фашизма в Германии? Навязав Меркель подобострастие к мигрантам, они делают все, чтобы в Германии победил фашизм.

Вместо того, чтоб предоставить им возможность полноценно развиваться и размножаться, и уравновесить маятник, "центр тяжести" самосознания сместили, и теперь он возвращается. Но в точке равновесия он не остановится. Если продолжит резонировать, а происходящее не столько антиглобализм, но уже не первый результат такого резонанса, Германия станет другой. С высокой вероятностью этот процесс перекинется, словами Оруэлла, на другие фермы. Мышление белой цивилизации стало таково, что объективно ее надо защищать. "Спасибо" толерантности.

Трагедия этой страны в том, что она всегда будет хотеть реванша: на кухне, на улице или в Рейхстаге. Что делать с этим, непонятно, но только не то, что творят с ними сейчас.

Мне удивительно, что евреи туда едут. Причина этого — еврейский оптимизм (тоже адаптационный механизм). Хорошая черта, но здесь он неуместен.

Владислав Федоров

Комментарии

Авторское право © 2015. Все Права Защищены.