КАЗАК-ТВ

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Новое

Заместитель министра иностранных дел Сирии Фейсал Микдад рассказал в интервью РИА Новости о взгляде САР на цели сформированной Саудовской Аравией исламской коалиции против терроризма, об отношении Дамаска к действиям армии США на территории республики и о том, как самолеты ВКС РФ помогают Сирии освобождать территорию арабской республики от ИГ.

Сирийский кризис в последнее время стал главной темой большинства международных переговоров.

Заместитель министра иностранных дел Сирии Фейсал Микдад рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Михаилу Алаеддину о взгляде САР на цели сформированной Саудовской Аравией исламской коалиции против терроризма, об отношении Дамаска к действиям армии США на территории республики, о том, как самолеты ВКС РФ помогают сирийской армии освобождать территорию арабской республики от террористической группировки "Исламское государство" (ДАИШ, запрещенная в РФ) и почему президент Турции обвинил президента Сирии в покупке нефти у террористов.

— Представители внешней оппозиции в Эр-Рияде заявили о готовности встретиться с представителями сирийских властей в ближайшее время. Состоится ли подобная встреча, если да, то когда?

— Честно, мы следили за этой встречай и заметили, что участники, которые были допущены Саудовской Аравией до конференции, не представляют из себя настоящую оппозицию. Добавим к этому, что там были представители террористических группировок. В связи с этим мы хотим сказать, что Сирия не ведет переговоров с террористами и встречаемся мы с ними лишь на поле боя. Я не думаю, что у той оппозиции есть влияние, и не думаю, что Саудовская Аравия — та сторона, которая должна проводить подобные встречи. Они в открытую поддерживают вооруженные террористические группировки. И их позиция расходится с соглашениями, достигнутыми в Вене и Женеве. Если в большом лесу есть немного здоровых деревьев, это не значит, что лес здоров.

— Переговоры по Сирии проводились в Женеве, Вене и Москве. Сейчас речь идет о встрече в Нью-Йорке. Как существенно может повлиять на решения кризиса в Сирии подобная встреча?

— Это будет зависеть от результатов встреч в Нью-Йорке. Мы не можем комментировать результаты до того, как с ними ознакомимся.

— Президент США заявил об участии американского спецназа в боевых действиях против ИГ на территории Сирии. Координирует ли свои действия армия США с сирийским командованием? Кому конкретно помогают прибывшие военные и какова позиция Дамаска по данному вопросу?

— Цели США не изменились с начала кризиса в Сирии. Главная цель американцев — поддержка вооруженных группировок, и это та же тактика, которую они использовали во время афганской войны. Это значит, что США продолжают проводить свою политику вмешательства во внутренние дела государств и развитие терроризма. Нет никакой координации между США и нами. Мы объяснили свою позицию: действия американской коалиции (направлены — ред.) против Сирии. Они на данный момент не выполнили никакой реальной задачи против ДАИШ и других террористических группировок. И, как вы знаете, они говорят об "умеренной вооруженной оппозиции". Это внушает недоверие к США и ее войне с терроризмом. Мы сказали: если США хотят быть по-настоящему искренни и честны в борьбе с терроризмом, то они должны уважать резолюции ООН и международные соглашения и координировать свои боевые действия против ДАИШ и против других террористических группировок с Сирией. Мы говорим о том, что США ничего не сделали в рамках борьбы с терроризмом, в то время как военно-космические силы России за полтора месяца сделали значительно больше, чем США за полтора года. В связи с чем мы всецело поддерживаем легитимные действия командования ВС РФ и тесно работаем с российскими ВКС, которые уважают резолюции ООН и которые пришли через широко распахнутую дверь сотрудничества с правительством Сирии ради победы над терроризмом. Мы заявляем, что любые силы, наземные или воздушные, которые находятся на территории Сирии без согласия правительства САР, — эти силы незаконны и против интересов сирийского народа.

— Есть ли у вас информация, кому конкретно помогает американская армия. Возможно, курдам или каким-либо вооруженным группировкам?

— Откровенно говоря, действия ВВС США, а теперь еще так называемые американские эксперты — это вопиющее нарушение территориальной целостности Сирии. Мы не думаем, что они искренни в каких-либо действиях в борьбе с терроризмом. Они не координируют свои действия с вооруженными силами Сирии. В связи с этим любое нарушение международного закона делает эти силы (армии США — ред.) незаконными на территории САР. Нельзя говорить, что они воюют с терроризмом.

— Саудовская Аравия заявила о создании исламской антитеррористической коалиции. Будет ли Сирия участвовать в этой коалиции? Каковы, на ваш взгляд, основные цели?

— Мы категорически не будем участвовать в псевдокоалициях с конфессиональным или религиозным уклоном. Терроризм не знает ни религий, ни конфессий. Против терроризма должны сплотиться все, кто способен с ним бороться. ДАИШ использует религиозные лозунги, чтобы оправдать свое существование. Я не думаю, что есть разница между ДАИШ и правительством Саудовской Аравии, которое использует те же приемы. Саудовское правительство стоит за финансированием, вооружением и поддержкой террористических группировок в Сирии. Поэтому не может она быть частью борьбы с терроризмом. Саудовская Аравия объявляет о подобной коалиции, в то время как многие ее члены не проинформированы о том, что они в коалиции. Две трети стран, которые озвучила Саудовская Аравия, не в курсе о формировании данной коалиции. Они создали и объявили о коалиции, даже не обсудив с большинством "стран-участниц". Мы получили официальные заявления многих государств, где говорится, что они не проинформированы о создании коалиции.

— Какова цель создания коалиции?

— Главная цель объявления псевдокоалиции саудовского режима- отреагировать на то, что мир начал на них давить за поддержку террористических группировок. Она (Саудовская Аравия — ред.) хочет подать другую картину о себе и том, что она делает в реальности. Но она не была и не будет частью борьбы с терроризмом, так как она то государство, которое поддерживает терроризм.

— Свободная Сирийская армия заявила о готовности сотрудничать с Россией в борьбе с ИГ. Ведутся ли переговоры о совместной борьбе сирийской армии и ССА с террористами?

— Мы в течение кризиса говорили, что будем сотрудничать с любой стороной, готовой воевать против террористов. Но лично я чувствую, что ДАИШ, "Джебхат ан-Нусра" и другие террористические группировки научились террору от так называемой Сирийской свободной армии. Почему я так говорю: те, кто называют себя ССА, начали отрезать головы, сбрасывали убитых в реки. Боевики ССА похитили моего отца, который погиб. Ему было 84 года. Они удерживали его 18 дней и готовы были выпустить только на определенных условиях. Но если они или кто-то другой готовы изменить свою сущность и готовы сотрудничать в борьбе с терроризмом, это должно быть объявлено, и эти силы должны перестать направлять свое оружие в сторону гражданских лиц, разрушать сирийские города и должны вернуть похищенных людей их семьям. И надо учесть, что эта армия не имеет веса на фронте.

— Значит, если Свободная сирийская армия объявит о готовности воевать на стороне сирийской армии, то командование сирийкой армии откликнется?

— Мы конкретно обозначили свою позицию. Если все ружья будут направлены в сторону главного врага, а это терроризм, то будем это приветствовать. Или пусть бросят оружие и вернутся к мирной жизни, или пусть вступят в ряды армии.

— Президент Турции обвинил руководство Сирии в покупке нефти у ИГ. Какова цель подобных заявлений, на ваш взгляд?

— Я заявляю, что Сирия не купила даже капли нефти у ДАИШ, и мы об этом говорили множество раз. Подобные информационные вбросы идут от стран, которые поддерживают ДАИШ, чтобы отвести от себя тяжесть ответственности и доказательств их сотрудничества с ДАИШ. Военные самолеты РФ уничтожили тысячи турецких грузовиков с нефтью, которые перевозили нефть в Турцию. Они же (страны, поддерживающие ДАИШ, — ред.) искажают картину, чтобы отвести тень от Эрдогана лично, его семьи, которая работала с сирийской и иракской нефтью, продавала ее на внутреннем турецком рынке и в некоторые другие государства.

Мы готовы бросить ему (президенту Турции — ред.) вызов — пусть предоставит хотя бы одно доказательство своих слов.

— По данным министерства нефти Сирии под контролем террористов находится ряд крупных месторождений нефти на севере страны. Откуда добываются нефтепродукты для обеспечения потребностей государства?

— Мы получаем нефть от дружественных нам государств, в частности от Исламской Республики Иран. Они поставляют нам ежемесячно три морских танкера с нефтью. Мы заверяем, что мы не покупаем свою же нефть у ДАИШ. Это клевета на Сирию. Наш главный враг — ДАИШ. Как же мы будем одновременно с ним бороться и покупать у них нефть? Это нелогично, и это дешевая акция со стороны турецкого правительства.

— Планирует ли сирийское руководство запросить у Москвы помощь в проведении наземной операции против ИГ?

— Мы приветствуем любые усилия России, которые будут определены командованием ВС РФ. Мы искренне приветствовали действия РФ, которые реально изменили обстановку на фронте. Усилия РФ привели к победам, которые осуществила сирийская армия.

— Планирует ли Иран послать своих военных для участия в боевых действиях вместе с сирийской армией?

— Мы не скрываем и говорим о том, что мы союзники с ИРИ в борьбе с терроризмом и есть военные эксперты из Ирана, которые помогают нашим вооруженным силам в борьбе терроризмом.

— Иран может послать регулярные войска в Сирию?

— Если подобные мысли будут озвучены, мы их обсудим. Но на данный момент подобные вопросы не обсуждались.

— Насколько изменилась ситуация на фронтах спустя три месяца после начала военно-воздушной операции РФ в Сирии?

— Есть много граней, которыми мы можем гордиться. Во-первых, мы поддерживаем сотрудничество сирийской армии с российскими ВКС. Думаю, что результат российских действий заметен во всей Сирии. А главное достижение — это ослабление деятельности ДАИШ и других террористических группировок. Эрдоган, Саудовская Аравия, Катар пытаются доказать, что они отличаются от ДАИШ, в то время как удары, наносимые по террористическим группировкам российскими самолетами, делают террористов реально слабее. И многочисленные освобожденные территории в Хаме, Латакии, Идлибе и Алеппо это доказывают. Есть значительные успехи, и в ближайшее время это будет еще больше заметно.

— Планирует ли Дамаск заключить новые договоры с Москвой на поставку новых вооружений и боеприпасов сирийской армии? Будут ли поставлены С-300 по ранее достигнутым договорам?

— У нас тесное общение с Россией. Мы не сообщаем СМИ о ходе военных переговоров. Могу сказать, и это очевидно: самолеты ВВС Сирии — российского производства, сирийские танки — российские, а также пушки и даже грузовики. Это говорит о том, что мы сотрудничаем во всех этих направлениях с дружественной Россией.

— Может, вы откроете секрет и скажете, будут ли поставлены противовоздушные комплексы С-300 на основании прежних договоров?

— Мы считаем, что меры, предпринятые РФ после преступных действий турецких самолетов, которые сбили российский самолет, а именно развертывание систем ПВО на земле и в море — это важный шаг, который обеспечит большую безопасность российских ВС и сирийской армии.

— Будут ли они поставлены непосредственно сирийской армии?

— Мы не смотрим на этот вопрос через узкую призму. Объявление нашими русскими друзьями о развертывании ракетных комплексов на сирийской земле и в прибрежных водах очень важно.

— Готовятся ли в ближайшее время официальные визиты из Москвы в Дамаск или наоборот? На каком уровне и когда они, возможно, состоятся?

— У меня нет данных по этой теме, но мы не должны удивляться ничему и на всех уровнях в будущем.

— Подводя итоги года, какие, на ваш взгляд, были реализованы ключевые моменты на пути к решению сирийского кризиса и какая главная задача поставлена перед сирийским МИДом на 2016 год?

— Мы боремся с терроризмом на протяжении пяти лет. Самое главное, что произошло в 2015 году, — это признание международным сообществом факта борьбы Сирии с терроризмом на земле. После атаки на российский самолет стало понятно, что Турция возглавляет процесс переброски террористов, их поддержки и обеспечение их семей на турецкой территории. Очень важное событие — присоединение ВКС РФ (к борьбе с террористами в Сирии — ред.), что в отличие от (действий — ред.) западных стран изменило расстановку сил, сложившуюся на протяжении последних лет. В связи с этим мы рассчитываем, что 2016 год будет годом сокрушительных побед над террористами, в том числе побед на политической арене — компромисс в сирийском диалоге, который приведет к национальному единству, а после — проведение парламентских выборов. Мы надеемся, что 2016 год будет годом достижений, которые вернут Сирии былую славу и спокойствие.

— Вы сказали, что парламентские выборы запланированы на 2016 год, может, есть дата?

— Мы надеемся, что выборы пройдут в первой половине 2016 года.

— Много говорилось о президентских выборах. Насколько это реально и когда можно их ожидать?

— Мы избрали господина президента Башара Асада с большим доверием к нему. По данным общественных опросов в западных странах, (их — ред.) лидеры потеряли общее доверие. По данным опросов, в некоторых странах президента поддерживают не более 12-13%. Нашего президента выбрал сирийский народ по конституции. Поэтому мы смотрим на высказывания этих стран, как на объединение их с террористами для давления на сирийское руководство. Я заверяю вас, что большая часть сирийского народа поддерживает господина президента Башара Асада. Он символ Сирии и символ победы Сирии спустя пять лет войны в САР.

— На ваш взгляд, когда можно будет отметить победу над терроризмом в Сирии, когда закончится война?

— По логике вещей сначала должно прекратиться финансирование и поддержка террористов в Сирии и должны начать соблюдаться резолюции СБ ООН. Тогда можем сказать, что мы покончили с 70% сирийской проблемы. Соблюдение международного права, резолюций ООН приведет к победе над терроризмом, над террористическими преступлениями во всем мире. Когда был теракт во Франции, мы выразили солидарность с французским народом, в то время как Франция и Великобритания запретили Совету Безопасности ООН огласить общее заявление от имени СБ ООН, даже не в официальной форме, в связи с массовым убийством граждан в результате теракта в Хомсе. Поэтому борьба с терроризмом должна быть на практике, а не в виде рекламы, как это делает Запад.

— Вы сказали о 70% проблем от террористов, а остальные 30% от чего зависят?

— Остальные — это проблемы экономического, социального и прочего характера, что беспокоит народ. Это решается объединением сирийского народа путем диалога и недопущения вмешательства западных и террористических сил во внутренние дела Сирии.

Источник

 

Комментарии

Авторское право © 2015. Все Права Защищены.